художник, сеошник, лентяй

Ион и Лука. Часть 4. Лоскутик

Бывает. Судьба. Рок. Провидение. То, что заставило Лоскутика вернуться в город именно сейчас, называют по-разному. Но как ни назови, а результат один – оказаться не в том месте не в то время совсем не радостно. А ведь она сомневалась, стоит ли возвращаться.



Не последнюю роль в ее решении сыграл сон, а Лоскутик доверяла своим снам…

Она качается на качелях.
Лоскутик ощущает теплый ветер и летний аромат. Качели-цепочки мерно поскрипывают. На верхней перекладине сидит большая черная птица и внимательно следит за девочкой. Лоскутик иногда задирает голову, показывает птице язык и весело смеется, когда та в ответ склоняет голову на бок. Кажется, что смоляные черные перья птицы поглощают солнечный свет. Девочка раскачивается сильнее и тогда птица, встрепенувшись, открывает свой огромный клюв и из ее горла вырывается жуткий короткий крик – каар! – словно предупреждение. Лоскутик смеется и спрыгивает с качелей, замирая над землей на мгновение. И нет в мире ничего прекраснее, чем это ощущение невесомости… 


Но что-то изменилось.... 
Вначале все было как обычно. Девочка раскачалась до опасного уровня, получила предупреждающее каарр!, и собралась прыгнуть… 

Внезапно из ниоткуда появляется огненно рыжий лис с небесно голубыми глазами. Лис крадется к качелям, и девочка видит на его мордочке ухмылку… Лоскутик пытается затормозить, но ножки не достают до земли. Она беспомощно смотрит вверх, на ворона, но вздрагивает - глаза птицы горят красным. В это мгновение лис делает невероятно огромный прыжок и ударом передних лап сбивает ворона с перекладины. Птица бьется на земле, поднимая пыль, и лис мгновенно перегрызает ей горло. Девочка кричит и просыпается от собственного крика, а перед глазами расплывается хищный рыжий оскал…

Лоскутик размешивает какао в кружке. Рассвет напоминает ей о том, что пора идти. Вещи собраны с вечера – рюкзак уже стоит у двери. Девочка ловит себя на мысли, что очень соскучилась. Как-то это прозаично может быть, и она не хочет в этом признаваться в силу может быть возраста и тяги к приключениям, но ничего не изменить. Лоскутик представляет, как встретится с Пэм и та угостит ее своей фирменной выпечкой; представляет, как зайдет в библиотеку и вдохнет запах тысячи книг; представляет, как в школе все будут расспрашивать ее о путешествии и потом шептаться за спиной… Лоскутик не волнуется по этому поводу. Ее больше беспокоит Лука. Как он отнесся к ее исчезновению? И как отнесется к возвращению? Она боялась разочаровать его так, как может разочаровать старшего брата непутевая сестра.
Однажды Пэм написала, что Нана порвала с Лукой. Лоскутик не поверила. Но, прочитав его новую новеллу, поняла – беда. Девочка не знала, что делать. И она…струсила. Не поехала, не поддержала. Даже не написала несчастной смски. И теперь ей было стыдно и страшно… 

Но солнце твердило свое – время! Лоскутик вылила остатки какао, тщательно помыла и вытерла кружку и сунула ее в рюкзак. Ровно в 6.30 девочка вышла за порог съемной квартиры, оставив хозяйке прощальную записку.

...

Девочка шла по знакомой площади. Когда-то давно это был центром молодого города, но сейчас этот район стал окраиной, заросшей каштанами и наполненной множеством воспоминаний. Разбитый фонтан стоит на том же месте. В нем есть вода, но нет запала. Веселые струи искрящейся прохлады уже давно не вырывались из открытых ладоней русалки, а ее каменный хвост покрылся мхом. Лоскутик села на бортик, скинула туфли и достала книгу. Любимый автор. Конечно. Только он пишет так, что каждой новой книгой переворачивает сознание, и с каждым произведением он сам кажется все ближе. Только переверни страницу …
Колокольчик. Лоскутик подняла глаза и задохнулась - из дверей кондитерского магазина, что стоял на краю площади, вышел он. 
-Лука! - услышал она свой голос, и в ужасе увидела, как ее собственная рука поднялась в воздух и энергично замахала. Парень обернулся и, осознав кто ему машет, резко сменил направление движения. В секунду он оказался в центре площади, подхватил девочку на руки и закружил. 
-Лоскутик! Как я рад тебя видеть! - Лука аккуратно поставил девочку обратно на бортик фонтана и та с облегчением засмеялась. Парень взял ее за подбородок и заглянул в глаза, которые сейчас были почти на одном уровне с его, словно пытаясь прочитать в них все тайны этой маленькой девочки – все ли у нее хорошо, почему она уехала не сказав никому ни слова….Лоскутик смущенно улыбнулась и хотела уже было спрыгнуть на землю, как вдруг Лука обнял ее, крепко прижал к груди так, что Лоскутик услышала стук его сердца, и провел рукой по волосам:
- спасибо, что вернулась…. – почти шепотом проговорил он.
...

Ион стоял в тени каштанов и наблюдал чудесную картину – всплеск эмоций у Луки. Ион и не думал, что этот зануда способен на подобные порывы, и, конечно, был заинтригован. Как удачно он тут оказался в этой старой части города! Само провидение привело его сюда (недалеко жил отличный поставщик). 
Ион прищурил глаза, стараясь разглядеть девочку: «хм…мелкая какая-то… лет 14 может». Парень вздохнул и привалился плечом к дереву. В последнее время измученное тело стало напоминать о себе. Сосредотачиваться становилось сложнее. Зрение ухудшилось, а еще и ненавистное солнце жгло глаза. Не обращая внимания на слабость, Ион словно зачарованный смотрел на улыбающегося Луку и его юную спутницу. Накатившая волна дурноты заставила парня прикрыть глаза, и этого мгновения темноты хватило для озарения.
«Она!» - вспышка выхватила из глубин бесконечной памяти образ раскрытой синей папки с заданием и фотографию в правом верхнем углу. «Не может быть! Это же она!» - Ион распахнул глаза. Удивление быстро сменилось яростью – «Это та самая мелкая дрянь, что забрала у меня Луку! Моего лучшего солдата!» 
Парень усмехнулся. Мысли метались в голове с невероятной скоростью, открывая сложившуюся картину: «Значит на Той стороне поступают также? Скидывают мертвых сюда. Мило». Ион еле сдерживал ликующий смех. Теперь он уставился на сидящую в центре площади пару с еще большим интересом, с трудом подавляя желание подойти к ним. «Интересно, она помнит? Вряд ли. Иначе сидела бы она бок о бок с чудовищем, что убил ее…»

...

Лука не верил своим глазам - она и правда вернулась! А он уже почти потерял надежду. Ведь так долго он безрезультатно пытался выследить ее. Даже Пэм ничем не смогла помочь. Ну, по крайней мере, она убедила парня в этом. 
И вот Лоскутик тут, на площади, машет ему рукой. И Лука впервые, наверное, не справился с нахлынувшими эмоциями, и теперь был сильно смущен этим. Но вид радостной девочки успокоил его – с ней все хорошо, а выражение чувств подобным образом для нее видимо было нормальным. Лука внимательно вглядывался в ее лицо, пытаясь уловить тень возможно еще непроявившейся болезни, или терзавшей девочку грусти. Но нет, ясные глаза и счастливая улыбка. 
Лука осторожно расспрашивает о путешествии и Лоскутик охотно рассказывает. 
Он заметил корешок книги, лежавшей за рюкзаком. Самой обложки было не видно, но в этом не было необходимости. Лука узнал свою книгу. Осознание того, что она читает его книги, приятно удивило и смутило парня. Внезапно все написанные романы представились такой глупой ерундой, что ему стало стыдно за них перед этой девочкой. «Что это?» - удивился Лука – «Комплексы?». Это открытие изрядно его позабавило.
Неожиданно он почувствовал на себе знакомый взгляд - мерзкое ощущение ни с чем не перепутаешь. Лука резко обернулся и попытался разглядеть того, кто прятался в тени каштанов. Но полуденное солнце делало тени особенно густыми. Руки парня инстинктивно сжались в кулаки, а лицо превратилось в маску. 
-Лука? – Лоскутик осторожно коснулась побелевших костяшек, – все нормально?
Секунда, и Лука уже сожалел, что напугал ее.
- Конечно. – Улыбнулся он в ответ на ее тревожный, но удивленный взгляд.

Знала ли она, чего стоит ему каждая улыбка? Знала ли, что он помнит все до последнего мгновения того дня? Знала ли она, как сильно он сожалеет о содеянном, как сильно раскаивается? Знала ли, что он готов на коленях вымаливать ее прощения? Знала ли? Нет. Лоскутик не знала. Она не помнила. Ничего. Потому что ОН постарался защитить своих детей и наказать чужих. И наказание в полной мере обрушилось на Луку. Что может быть изощреннее пытки вечным чувством вины, которую невозможно загладить?
И Лука, увидев и узнав однажды Лоскутика, не покидал ее больше. Он старался быть рядом в нужную минуту, защищать, радовать и оберегать ее. Всей своей душой Лука желал сделать счастливой жизнь этой хрупкой девочки, которая стала смертной по его вине. Он старался ради ее улыбки, ради ее искрящихся глаз, ради ее бессмертной души. 
Но Лука знал, что если к ней когда-нибудь и вспомнит произошедшее, вспомнит холодную сталь хеклера и пустые красные глаза… 
она не простит его

О, если бы Лука мог молиться, он молил бы ЕГО о том, что бы к Лоскутику не возвращалась память. Никогда.

Back to Top